Кошт Урада Стоимость правительства. Просто о нашем бюджете.

Государство собрало 40 275 500 000 BYN в 2016 г.

В долгах как в шелках: Беларусь попала в кредитную петлю

Беларусь всё глубже увязает в долгах, а ресурсы для расчетов с кредиторами тают с каждым днём. Хотя на первый взгляд ситуация не выглядит столько драматической. В телевизоре обычно говорят, что госдолг Беларуси совсем не большой. Например, в начале 2016 года госдолг (внутренний и внешний) составил 328,6 трлн рублей, то есть всего 32,5% к ВВП. А вот в США госдолг – более 100% ВВП, а в Японии – аж 250%! Так что мы еще хорошо живем, пусть скромно, пусть экономно, но главное – по средствам. Примерно так может показаться обывателю.

А что в реальности? В реальности дело начинает пахнуть если не дефолтом, то уж точно керосином. Долг – он на то и долг, что финансовые ресурсы дали лишь на время и их предстоит вернуть. А денег на это нет.  

Давайте рассмотрим динамику внешнего долга Беларуси. С начала 2013 года показатель вырос на 4,1% - 1 января 2013 года мы были должны внешним кредиторам 12 млрд долларов, а 1 марта 2016 года сумма задолженности выросла до 12,5%. В принципе, рост не такой уж большой, можно сказать, что внешний госдолг за 3 года почти не изменился. А вот золотовалютные резервы, которые являются одним из главных источников погашения долга, прохудились на 49% – почти в два раза.  1 января 2013 года Нацбанк располагал стратегическим запасом суммой 8,1 млрд долларов, а к 1 марта 2016 года от них осталось всего 4,1 млрд. 

 Хочется спросить – «Кто виноват?» и «Что делать?», но это вопросы риторические. Давайте лучше разберемся с другими: где деньги и почему госдолг вырос на 4% при сокращении ЗВР на 49%?

Где деньги?

В прежние времена социально-ориентированный Нацбанк, как регулятор социально-ориентированного рынка, ставил перед собой важнейшую задачу: любой ценой сдержать рост курса доллара. Кто-то решил, что именно курс доллара является важнейшим индикатором благосостояния нации в целом и экономики в частности. Чем ниже курс – тем лучше. Поэтому когда во второй половине 2013 года белорусский рубль начал по объективным экономическим причинам слабеть, Нацбанк полез в заначку и бросил все силы на сдерживание губительного процесса. В Беларуси началась так называемая плавная девальвация, когда курс доллара каждые несколько дней вырастал ровно на 10 рублей. 

Удивительно, но Нацбанк сдерживал курс больше года. Сейчас невозможно подсчитать, в какую копеечку это влетело. ЗВР за этот период потеряли порядка 3 млрд долларов. Что из них съела «плавная девальвация», что ушло на погашение госдолга? Остается только догадываться. Но совершенно очевидно, что низкий курс доллара обошелся регулятору недешево.

Закончилось всё на минорной ноте. Рубль рухнул, детонатором послужило падение нефтяных цен. И даже экстренные меры в виде 30%-ной комиссии на покупку валюты не уберегли «зайчика» от сокрушительного фиаско. Рынок взял своё, а ЗВР осели под матрасами наиболее предприимчивых граждан.

Почему госдолг не сократился?

Ответ на этот вопрос тоже очень простой. Беларусь попала в кредитную петлю – старые долги гасятся за счет привлечения новых кредитов. Не далее как в прошлом месяце была согласована очередная кредитная программа с ЕФСР, в рамках которой стана уже получила первые 500 млн долларов. Деньги пришли в марте. При этом ЗВР за март выросли всего на 80,4 млн долларов. Судя по всему, за счет транша была погашена часть старого государственного долга. И следующие транши ждет та же судьба, поскольку собственных источников валюты в Беларуси недостаточно.

Самое обидное, что деньги у иностранных кредиторов берутся, как правило, на реформы. Этот кредит от  ЕФСР – не исключение. А в результате вместо реформ мы получаем только долговую яму. Не называть же реформами повышение пенсионного возраста и тарифов ЖКХ?

Для того чтобы в срок погасить обязательства в 2016 году денег хватит. В 2017-2018 уже могут возникнуть вопросы. К сожалению, статистика государственных финансов в Беларуси не может похвастаться высокой прозрачностью, поэтому о многих вещих остается лишь догадываться. Впрочем, не нужно быть Лобачевским, чтобы посчитать: ЗВР в размере 4,1 млрд долларов – это в три раза меньше, чем внешний госдолг в размере 12,5 млрд долларов. А ведь есть еще внутренний долг, который в последнее время тоже активно формируется в иностранной валюте благодаря облигациям Минфина.

Конечно, есть еще экспортные пошлины, валютная выручка предприятий и даже немного иностранных инвестиций. Какая-то валюта в страну приходит, но хватит ли её, чтобы соблюсти все обязательства перед кредиторами?  Будем надеяться.

Все статьи